В каждой истории обязательно должен быть кто-нибудь очень красивый и злой. Менетилу как-то сразу досталась роль обманутого коварными силами героя, а это роль ответственная, совмещать ее нельзя. Поэтому придумали другую жертву и даже создали для нее целую расу. В Warcraft III исход кровавых эльфов по атмосферности можно сравнить разве что с аналогичным исходом роханцев неподражаемого Толкиена. Собрав крохи: нескольких выживших, самые ценные артефакты и много-много злости, Кель’тас отправляется прочь из родных земель, чтобы совершить крестовый поход, достойный своих предков.

Всего в Азероте три героя, обманутых злой судьбой: Артас, Иллидан и Кель’тас. Смотрите, у каждого было нарисовано светлое будущее. Двое должны были стать королями, один мог продвинуться по карьерной лестнице, обладая большими талантами по части военного дела. У каждого случилась личная трагедия. Один вынужден был истребить часть своего народа для того, чтобы выжили остальные. Другой просто наблюдал, как на его глазах убивают и разрушают все, что было ему дорого. Ну, а третьего отправили за решетку «из благих побуждений», а после этого долго водили за нос, рассказывая о большой и чистой любви. Видите, к чему приводит светлое будущее?

Каель’тас рос талантливым, благородным и честным малым. Об этом говорят следующие факты: на момент разрушения королевства Высших Эльфов он был членом Шестерки Кирин-Тора; принц был влюблен в Джайну Праудмур, но не посмел перейти дорогу Менетилу; даже когда дело дошло до заключения сделок с демонами, он в первую очередь думал о своих людях. Однако в результате закончил дни обезумевшим полуживым наркоманом с гигантским кристаллом в груди. Вот к чему приводит месть.

Детские годы принца покрыты мраком, почти как его гибель, только в другом смысле. Подробностей мало — известно, что в бытность учеником он увлекался историей Каражана. Ну, не могло уложиться в светлой эльфийской голове, как у Медива получилось так некрасиво поступить.

Что касается его зрелых осмысленных решений, они оказались куда эмоциональнее. Во-первых, он радостно купился на обещанные Тирандой золотые горы еще в Warcraft III. В той же части его надули, на что он страшно разозлился, нашел Вайши, заключил с ней союз, и это было его единственным рациональным решением в те годы. Союз с нагами сделал высших эльфов по-настоящему кровавыми. Кстати, название расы Кель’тас придумал сам. История говорит, что название пришло к нему на ум из-за того, что остатки расы были по локоть в крови после того, как выбрались из развалин родного города. Но правильнее обратить внимание на одежду эльфов — она совершенно определенного оттенка. И этот оттенок сразу ассоциируется с кровью. Посему кровавые эльфы получили название расы от тогдашней моды на красный цвет. И не спорьте!

Кстати, из всех союзников, не обманула Кель’таса одна только Вайши. Все остальные так и норовили запихнуть палки в колеса. Например, постоянно запихивал их Артес. В конце и вовсе так задвинул, что Иллидана принцу пришлось вытаскивать на собственных плечах. А мог бы бросить — все равно толку чуть. Но благородство не вытравить простой жаждой магии. А она, кстати, была у Кель’таса необычной.

Дело в том, что все остальные эльфы жаждали магии после уничтожения Солнечного Колодца каждый за себя. То есть на одного эльфа приходилась одна жажда. Но с Кель’тасом случилась бухгалтерская неточность — он жаждал магии за весь народ. Поэтому постоянно повторял: «Selama ashal’anore!». Что в переводе означает: «Каждому по колодцу!» (перевод не дословный). Но подразумевается: «Все колодцы мне одному!». Что поделаешь, принцу, который так и не смог стать королем, всегда приходилось печься о чужом благополучии. Ради него он даже согласился воскреснуть из мертвых и весьма агрессивно реагировал на попытки отобрать у него последнего страуса. Ведь без страуса он перестанет быть мобильным, и не сможет успевать помогать всему народу.

Тем временем, большая часть народа решила, что идти за Кель’тасом себе дороже. Принц ходил уже по инерции, дома ему не сиделось, он все искал светлое будущее в виде пары-тройки контрактов с Саргерасом. Вызову демона и были посвящены последние дни его жизни. Вызов, кстати, был сорван. Как всегда в дело вмешались эгоисты-герои. Если бы не они, сидел бы сейчас Кель’тас где-нибудь в центре нового Колодца Вечности, курил травку и «на расслабоне» управлял государством эльфов в красных тельняшках.

Но все сложилось иначе, и жизнь свою благородный воин отдал за воплощение безумия и жажды разрушения. Не сложилось у парня с судьбой, что поделаешь. Как говорится, не он один пострадал. А все-таки жалко его — мог стать великим героем, но чужие обман и мелочность довели его до темной стороны силы. А оттуда с такими амбициями не возвращаются. Вайши, Иллидан и Артес в итоге отправились следом. Хочется верить, что есть где-то альтернативная реальность, и в ней сейчас устраивает пышный прием Король Кель’тас, рука об руку с Джайной. И в почетных гостях у него милая эльфийка Вайши, расе которой не пришлось обрастать жабрами и хвостами.

Но мир жесток, особенно если назван в честь войны.

увеличить